constantin74 (constantin74) wrote,
constantin74
constantin74

Categories:

О «Солнечном ударе» и не только

4 ноября сего года я, насмотревшись передач и рекламы про то «как все это случилось», сел смотреть по «России» «Солнечный удар». Вообще-то смотреть длинное кино по телевизору, с перерывами на рекламу - не люблю, но в данном случае в этом был большой полюс, так как порой становилось нестерпимо скучно.




Во время рекламы переключал на "5 канал", где в передаче «Приют комедиантов: Щукины дети» веселые актерские байки рассказывали выпускники щукинского училища (позже - института). Больше других мне запомнился этот рассказ Александра Ширвиндта:
«Театральная педагогика – штука скользкая и коварная. Шею себе свернуть на ней проще простого. Часто сетуют, мол, преподавательский ценз снизился, в учителя идут несостоявшиеся актеры. Тезис, на мой взгляд, вредный. Есть потрясающие артисты, близко не понимающие, что надо делать со студентами, чему и как их учить. И в то же время никогда не работавшие на сцене и в кино люди порой оказываются гениальными преподавателями. Это разные профессии. Бывают, конечно, счастливые совпадения, как, например, в моем случае… Меня же учила великий педагог Вера Константиновна Львова, которая была, мягко говоря, минимальной актрисой.
Кроме мастерства актера нам преподавали марксизм-ленинизм, западную и советскую литературу. Все эти предметы по причине педагогической дефицитности вел преподаватель Шохин, интеллигентнейший человек, который перед входом в училище всегда вздыхал, зажмуривался и нырял внутрь, как в прорубь. Он не мог видеть этих все время врущих идиотов. Постоянно повторял: «Делайте что хотите, но читайте обязательную литературу». Тогда существовало такое понятие. И среди этих обязательств был роман Николая Шпанова «Поджигатели». Тяжелый, как кирпич, страниц 800. Шохин понимал, что осилить его мы не в состоянии, поэтому говорил: «Я вас прошу прочесть 100 страниц».
На нашем курсе учился Мишка Шайфутдинов, бывший военный летчик. С нами поступили несколько бывших фронтовиков, которых взяли без экзаменов. Чтобы к ним и дальше относились снисходительнее, они ходили на занятия в гимнастерках. Мишка ничего не знал, был маленького роста и с плохой дикцией. Он путался в «ч» и «щ». Говорил «Птищки чебещут». Во время экзамена по советской литературе Шохин с трагической интонацией спросил его: «Шайфутдинов, вы «Поджигателей» читали?» – «Щитал». – «Чем заканчивается сотая страница?» – «Ска». – «Что «ска»?» Мишка притаранил кирпич «Поджигателей», открыл сотую страницу, в конце которой стояло: «ска-». А на 101-й было продолжение: «-зал».»
http://fanread.ru/book/10157116/?page=1

Пока, ударенный солнцем, михалковский поручик гонялся за голубым женским платком, на «5 канале» начался фильм «Географ глобус пропил». Его почти год как хотел увидеть и, надо сказать, он захватил меня сразу, поэтому теперь уже «Солнечный удар» я смотрел в рекламных перерывах «Географа». Дело еще в том, что после института я некоторое время работал в школе, и с проблемами, нюансами учительской профессии знаком не понаслышке.



Фильм Велединского показался мне, несмотря на некоторые «пересаливания» и вопиющие алкогольные перегибы «учителя» географии (слава Богу, что хоть хватило ума, не переспать с влюбленной в него ученицей) более реалистичным, чем затянутое фантазирование на бунинскую тему Михалкова. Чтобы я делал в кинотеатре на «Солнечном ударе»? В лучшем случае проспал бы полфильма как, в свое время, на «Утомленных солнцем 2: Предстояние (2010)». В одной из рекламных пауз «Географа» переключил на "Удар" и застал постельную сцену. В глаза бросилось, что главная михалковская героиня (актриса Виктория Соловьева) в эротической сцене снова была сверху. Сразу вспомнилось «женское насилие» (актриса Джулия Ормонд) над «юным наивным курсантом» в исполнении как всегда переигрывающего Олега Меньшикова в «Сибирском цирюльнике».



То есть, можно сказать, что Никита Сергеевич в «Солнечном ударе» продолжает свою, видимо сильно запавшую в душу, линию первой взрослой любви мечтательного и инфальтивного русского офицера. Лучше, чем Наталья Белюшина и не скажешь:
«Там, где у Бунина в тексте целомудренная фигура умолчания, у Михалкова монтаж и картинка свидетельствуют, что прелестная незнакомка дефлорировала молодого поручика (судя по выражению его лица, не безболезненно). Как говорил один герой, — господа присяжные заседатели, это она меня совратила».



И далее по фильму, не менее метко и с юмором подмечено:
«Крайней степенью отупения вследствие постельной неудачи можно объяснить и то, что поручик упорно, буквально как баран, игнорировал нравственный переворот, переживаемый подвернувшимся мальчиком Егорием. Мальчик Егорий, театрально набожный, произносящий «госсспадиии» по любому поводу, то истово, то неистово, чтобы у зрителя не осталось сомнений, что это именно набожный мальчик, пытался примириться с теорией Дарвина либо что-то ей противопоставить. И я от обезьяны произошёл? Госсспадиии! (Поручик думает о сексе.) И маманя, и папаня? Госсспадиии! (Поручик думает о сексе.) И царь, и царица? Госсспадиии! (Поручик думает о сексе.) И детки их? Госсспадиии! (Поручик думает о сексе.) И великие князья? Госсспадиии! (Поручик думает о сексе.) Егорий перечислил всех, кто пришёл ему на ум; не дождавшись никаких опровержений, он от огорчения пошёл в революцию и принял пассивное участие в потоплении баржи, набитой поручиками. Вот так, господа, и погибла великая Россия. Из-за баб».
Еще одно разочарование я испытал, когда увидел, как изображена в фильме фурия красного террора Розалия Землячка (псевдоним Демон), по приказу которой пытали, расстреливали и топили в Черном море десятки тысяч русских людей. Нет, судя по фотографии, внешность похожа, а вот поведение - очень сомневаюсь; суть этой страшной личности совсем не раскрыта. Как верно сказано в одном из комментариев к посту о фильме Андрея Кураева, Землячка скорее напоминает несколько стервозную Ксению Собчак, чем организатора массовых убийств.
Подведу итог разговора еще одной цитатой из комментариев: «После получасового просмотра потерял желание узнать, что там будет дальше. Мне, в общем, нравится Михалков как человек, но, увы, не нравится ни один из его фильмов. Хотя бывают очень удачные эпизоды» (vallentinn). Добавлю только, что это не относится к моим любимым фильмам Никиты Сергеевича советского периода (судя по российским работам других режиссеров, Говорухина, Рязанова, Меньшова, советская цензура или атмосфера, видимо все-таки, благотворно действовала на их творчество):

Неоконченная пьеса для механического пианино (1976)




Пять вечеров (1978)


Несколько дней из жизни И.И. Обломова (1979)


Родня (1981)
Tags: Кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments